September 5th, 2015

"Ледорубчики"

Наряду с ежегодным празднованием Дня Ледоруба, впору отмечать "дни ледорубчиков" (вне зависимости от конкретных орудий возмездия). Как раз сегодня один из таких "ледорубчиков". В этот день ровно 78 лет назад неумолимое настигло идейного и этнического троцкиста Игнатия Рейсса.



Настоящее имя Игнатия (Игнаца) Станиславовича Рейсса - Натан Маркович Порецкий. Он родился в 1899 году в австро-венгерском еврейском местечке Подволочиск (ныне Тернопольская область бывш. Украины), среди других уроженцев которого можно назвать рейссова друга, предателя-невозвращенца Вальтера Кривицкого (Самуила Гинзберга), главного идеолога сионистской террористической группировки "Лехи" Исраэля Эльдада (Израиля Шайба), польского математика Германа Ауэрбаха, адвоката ОУН Льва Ганкевича, советско-израильского поэта и переводчика Михаила (Моше) Ландмана, российско-израильского шоумена Ефима Александрова (Ефимиана Зицермана), российско-израильского шоу-проюсера Александра Достмана.

Подробности биографии Рейсса-Порецкого вы можете нагуглить в сети.
Если вкратце, то... Учился во Львове. Во время Первой мировой войны тесно общался с германскими социалистами. В 1919 году вступил в Коммунистическую рабочую партию Польши и, параллельно, в Коммунистическую партию Восточной Галиции во главе с троцкистами Карлом Савричем и Романом Роздольским. В 1920 году впервые объявился в Москве, где женился на студентке Елизавете, вступил в РКП (б), стал сотрудником ВЧК, Разведуправления РККА. Нелегально работал в хорошо знакомом ему Львове, организовал ряд диверсий, был арестован, осуждён на 5 лет, освобождён под залог (часть авторов распространяет героическую версию "сбежал от конвоиров"). Через Краков перебрался в Германию; жил в Берлине, Вене, Амстердаме, бывал в Лондоне. Поддерживал контакты с Яковом (Симхой-Янкелем) Блюмкиным. Занимался подготовкой нелегалки, будущей перебежчицы и антисоветчицы Хеды Массинг. В 1929-32 работал в польской секции Коминтерна в Москве. В 1931-33 работал в Берлине (с чехословацким паспортом на имя коммерсанта Германа Эберхарда), в 1933-37 работал в Париже.



В июле 1937 года Рейсс, он же агент Людвиг, отказался возвращаться в СССР и с подачи Троцкого (которого он, помимо всего прочего, предупредил о готовящемся покушении) опубликовал во французских СМИ истеричное антисталинское письмо. "...ни шагу дальше. Наши дороги расходятся! Кто теперь еще молчит, становится сообщником Сталина и предателем дела рабочего класса и социализма. С двадцатилетнего возраста я веду борьбу за социализм. ... У меня за плечами 16 лет нелегальной работы, — это не мало, но у меня еще достаточно сил, чтобы начать все сначала. А дело именно в том, чтоб «начать все сначала»; в том, чтоб спасти социализм. Борьба началась уже давно, — я хочу в ней найти свое место. Шум, поднятый вокруг полярных летчиков, должен заглушить крики и стоны терзаемых в подвалах Лубянки, в Свободной, Минске, Киеве, Ленинграде и Тифлисе. Этому не бывать. Слово, слово правды, все еще сильнее самого сильного мотора с любым количеством лошадиных сил. Верно, что летчикам-рекордсменам легче добиться расположения американских леди и отравленной спортом молодежи обоих континентов, чем нам завоевать мировое общественное мнение и потрясти мировую совесть! Но не надо себя обманывать, правда проложит себе дорогу, день суда ближе, гораздо ближе, чем думают господа из Кремля. Близок день суда международного социализма над всеми преступлениями последних десяти лет. Ничто не будет забыто и ничто не будет прощено. История строгая дама и «гениальный вождь, отец народов, солнце социализма» должен будет дать ответ за все свои дела. ... Процесс этот состоится публично, со свидетелями, многими свидетелями, живыми и мертвыми; все они еще раз заговорят, но на сей раз скажут правду, всю правду. Они явятся все — невинно убитые и оклеветанные — и международное рабочее движение их реабилитирует, всех этих Каменевых и Мрачковских, Смирновых и Мураловых, Дробнисов и Серебряковых, Мдивани и Окуджава, Раковских и Нинов, всех этих «шпионов и диверсантов, агентов Гестапо и саботажников». Чтобы Советский Союз, и вместе с ним и все международное рабочее движение не стали окончательно жертвой открытой контрреволюции и фашизма, рабочее движение должно изжить своих Сталиных и сталинизм. ... Самая решительная борьба со сталинизмом. Не народный фронт, а классовая борьба... — вот что стоит сейчас в порядке дня! Долой ложь о социализме в одной стране и назад к интернационализму Ленина! ... Нет, я больше не могу. Я возвращаю себе свободу. Назад к Ленину, его учению и делу. Я хочу предоставить свои скромные силы делу Ленина; я хочу бороться и только наша победа — победа пролетарской революции — освободит человечество от капитализма и Советский Союз от сталинизма. Вперед к новым боям за социализм и пролетарскую революцию! За организацию IV Интернационала. Людвиг (Игнатий Райсс). 17 июля 1937 г.".

Ликвидацию Рейсса возложили на отдел специальных операций ИНО ГУГБ НКВД. Первый блин комом, попытка не удалась. Порецкий скрылся в глухой швейцарской деревушке. Но недолго, очень недолго мучалась старушка. Ночью 4 сентября 1937 года нашпигованный пулями (не ледоруб, упущение) трупак Рейсса обнаружили на дороге из Лозанны в Пулли - "Лозаннское дело".

Как рассказал позднее многоуважаемый Павел Анатольевич Судоплатов, двое агентов-нелегалов подсели за столик к Игнатию-Натану за столик в маленьком кафе в пригороде Лозанны. Сымитировали ссору с Рейссом, вытолкнули на улицу, насильно запихнули в машину. Деловито всадили пять пуль в голову, семь в грудь и выкинули на дорогу.

Троцкисты выпустили официальный некролог в "Бюллетене оппозиции". При Хруще (1960) Рейсса реабилитировали в СССР. В 1995-м на Западе о нём снят апологетический д/ф "Игнатий Рейсс, жизнь и смерть революционера" (отрывки из книги вдовы Елизаветы Порецкой читает актриса Ванесса Редгрейв).

Два слова о непосредственных меркадерах, исполнителях приговора. Ими стали советские разведчики Борис Афанасьев (болгарин Борис Атанасов) с позывным "Гамма" и Владимир Правдин (монегаск Ролан Аббиа) с позывным "Пилот". Оба прожили долгую, честную жизнь и ушли в мир иной при Брежневе.
Афанасьев руководил успешным изъятием личного архива Троцкого и архива Международного секретариата по организации IV Интернационала и несколькими другими важными заданиями советской внешней разведки. В 1939-40 занимал пост особого уполномоченного при начальнике, заместителя начальника Особого отдела НКВД, в начале 1941-го возглавлял отделение Первого управления НКГБ СССР. В период ВОВ был одним из руководителей диверсионно-разведывательной деятельности в тылу нацистских захватчиков. После ареста Судоплатова в 1953-м подвергся опале, его выкинули из органов. Являлся внештатным литературным сотрудником изданий "Новое время" и "Военная мысль", в 1958-63 - ответственным редактором франкоязычного издания "Произведения и мнения". С 1963 до своей смерти (21 апреля 1981 года, Москва) работал заместителем главного редактора журнала "Советская литература".
Правдин во время войны совмещал должности заведующего нью-йоркским отделением ТАСС и главного резидента советской разведки в Нью-Йорке. В 1948-м вышел на досрочную пенсию по причине инвалидности. До 51-го занимал пост главного редактора издательства "Иностранная литература". Скончался в 1970 году в Москве.


...Следует добавить, что подобная же участь постигла лучшего друга и коллегу Рейсса Вальтера Германовича Кривицкого (Самуила Гиршевича Гинзберга). Именно благодаря предупреждению Кривицкого не удалось ликвидировать его дружка с первой попытки. Осенью 1937-го Вальтер-Самуил обратился к Франции с просьбой и политическом убежище. Завербованный (возможно, уже гораздо раньше) британскими и американскими спецслужбами, в 38-м переехал в США. Награфоманил предательскую книгу "Я был агентом Сталина" и множество антисоветских статеек. Согласно рассекреченным документам британской разведки, выдал, тварь, более 100 советских агентов по всей Европе и Америке.
10 февраля 1941 года его казнили в вашингтонской гостинице "Беллвью". Единственный выстрел в висок.


Эх, работали тогда...